Москва

Российская Федерация

Написать мне

lora.savlova@mail.ru

Лиз Грин «Астрологический мир Красной Книги Юнга. Даймоны, Боги и Планетное Путешествие»

Вольное изложение и перевод Лора Савлова©

Сатурн и отшельничество. Часть 1

Фрэнсис Йейтс отмечала, что во времена возрождения неоплатонических доктрин в конце XV начале XVI веков все небесные влияния рассматривались как, в конечном счёте, «хорошие», и каждый человек должен был использовать гороскоп хорошо, а не плохо. Не существовало изначально «плохих» или «вредных» планет, и Сатурн воспринимался как планета великих мыслителей и пророков:

«Сатурн, несчастный и плохой в обычной астрологической теории, занимает первое место в списке. Будучи самой внешней или высшей планетой в космическом порядке, он ближе всего к божественному источнику бытия и поэтому связан с самыми возвышенными созерцаниями. «Сатурнианцы» — это не те бедные и несчастные персонажи традиционной астрологии, но вдохновенные ученики и созерцатели высших истин».1

Именно это неоплатоническое понимание Сатурна определило центральную, хотя и неоднозначную, роль планеты в алхимической литературе, а также оказало влияние на Алана Лео и самого Юнга. Учитывая эти ассоциации, неудивительно, что Юнг называл Илью фигурой, олицетворяющей «предопределение» или «предвидение». Это качество, согласно Юнгу, связано с мифической фигурой Прометея, земного Титана, подобного Кроносу — Сатурну, чьё имя по-гречески означает «предвидение», и который «вносит хаос в форму и дефиниции».2Илья обитает и воплощает в себе узнаваемую сатурнианскую Вселенную: камни, гадание, пророчество и приведение формы в хаос — всё традиционно принадлежит этому планетарному Богу.3

На третью ночь встречи Юнга с Ильей он обнаруживает себя стоя́щим «перед крутым хребтом в пустыне». Илья, подобно горному козлу, символизирующему «ночной» знак Сатурна, Козерог4, ведёт Юнга на очень высокую вершину, на которой Юнг находит круглый «храм Солнца», построенный из гигантских камней. Затем старый пророк превращает в карлика фигуру, которую Юнг связывал с мифическими греческими богами — карликами, известными как Кабейрои, а также с Нибелунгами или кузнецами — карликами Тевтонского мифа. Юнг также связывал образ карлика с Антропарионом, или «свинцовым гомункулусом» алхимии, который он определял не иначе как «свинцовый дух или планетарный демон Сатурн».5Илья обещает показать Юнгу «источники», уводя его в полное одиночество тёмной пещеры. Юнг испытывает виде́ния в кристалле Ильи. Затем старый пророк надолго исчезает из повествования (Юнг утверждает, что на два года)6, но снова появляется в конце Liber Novus, предлагая свою дочь Юнгу в качестве дара. Как и многие другие драматические персонажи, он преобразился за это время, очевидно, к худшему: он «потерял силу своей мудрости» и теперь слаб и беден. Он говорит Юнгу: «Избыток моей силы перешёл к тебе»7, очевидно, что он был, по крайней мере, частично интегрирован в сознание; но корень его силы как архетипического «мудрого старца» теперь заключён в  более позднем воплощении, маге Филимоне.


Лиз Грин «Астрологический мир Красной Книги Юнга. Даймоны, Боги и Планетное Путешествие»

Вольное изложение и перевод Лора Савлова©

2021-01-12

просмотров всего 305 , просмотров сегодня 13 

  1. Фрэнсис Амёлия Йейтс. Оккультная философия в Елизаветинскую эпоху. — Лондон: Раутледж и  Кеган Пол, 1979. С. 33.
  2. К.Г. Юнг, Liber Novus. С. 247.
  3. См., например, А. Лео, Сатурн. С. VIII: «Планетарная сфера Сатурна в основном с связана с кристаллизацией  Царства Минералов ... Сатурн управляет костной структурой человека и его конкретным или научным умом». Что касается Сатурна как носителя формы и структуры хаоса в индивидуальном смысле, см. Лео, Сатурн, С. 12: «Сатурн представляет собой строительные леса вокруг реального «Я», в то время как здание индивидуальности находится в процессе строительства».
  4. О двойном управлении Сатурном знаками Водолея и Козерога и  см. А. Лео. Сатурн. С. 41–42.
  5. К.Г. Юнг. Собр. соч. Том 11, ¶350. Карлик, в которого превращается Илья, — это Мим, коварный мастер оперного цикла Вагнера «Кольцо Нибелунгов». Вагнер заимствовал своего персонажа из Исландского Мимира, известного в исландской прозе XIII века как «мудрый», хранитель источника мудрости. См. Падраик Колум. Дети Одина. — Нью-Йорк: Палгрейв Макмиллан, 1920. С. 74–76. Об увлечении Юнга символикой карлика см., например, Юнг. Собр. соч. Том9i, ¶¶406–407; Собр. соч. Том12, ¶203 и 302; Собр. соч.  Том 13, ¶392. Для Юнга карлик — это страж порога бессознательного, роль, которую Сатурн также играет в оккультной литературе как «обитатель порога»; см., например, Дион Форчун. Мистическая Каббала — Лондон: Эрнест Бенн, 1976. С. 218. Макс Гендель описал Сатурн как «дверь в хаос». Гендель. Послание звёзд. С.6.
  6. К.Г. Юнг, MDR. С. 338–339.
  7. К.Г. Юнг, Liber Novus. С. 324.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

error: Копирование запрещено!