Москва

Российская Федерация

Написать мне

lora.savlova@mail.ru

Лиз Грин «Астрологический мир Красной Книги Юнга. Даймоны, Боги и Планетное Путешествие»

Вольное изложение и перевод Лора Савлова©

Библиотекарь и профессор

Ассоциации Юнга негативного облика Мрачного сенекса с «исследовательскими амбициями», «учёной заносчивостью» и «ущемлённым учёным тщеславием» вновь проявляются у Библиотекаря, «маленького худого человека с бледным лицом», которого Юнг обнаруживает сидящим в читальном зале большой библиотеки.1Когда Юнга спрашивают, чего он хочет, он отвечает, что хотел бы «Подражание Христа» Фомы Кемпийского. Это удивляет Библиотекаря, «современного» мыслителя, который отвергает христианство как «просто религию». Библиотекарь, очевидно, облачён в одеяние скептического, учёного «Духа этого времени». Последующая дискуссия Юнга с ним неизбежно касается теологических вопросов. Библиотекарь считает, что в наши дни люди «больше не могут заниматься христианской догматикой», и настаивает на том, что Ницше, как альтернатива более традиционным религиозным подходам, «исключительно хорошо интериоризирует человека» и «дарует драгоценное чувство превосходства» тем, кто нуждается в большей свободе в жизни. Юнг обнаруживает, что занимает более традиционную позицию, настаивая на том, что:

«Как я говорил, в христианстве есть очень многое, что следует сохранить. Ницше слишком оппозиционен. Как всё здоровое и долго длящееся, истина, к несчастью, держится среднего пути, который мы несправедливо отвергаем».2

Затем Юнг выходит из библиотеки с экземпляром Фомы Кемпийского в руке и входит в большую кухню, где встречает Повариху.

Библиотекарь и его Повариха вторят паре Сатурн — Луна Илии и Саломеи, а также Старому Учёному и его Дочери. Но эта пара отличается тем, что Повариха не дочь Библиотекаря, и она не его жена; и, похоже, он не имеет никакого представления о таинственных глубинах, над которыми она тайно председательствует. Повариха сообщает Юнгу, что Библиотекарь — гурман, который «любит хорошую кухню», и что она была с ним «в течение многих лет».3Оставив Повариху и размышляя о странном путешествии в подземный мир, которое он испытал, засыпая на её кухне, Юнг заявляет:

«Так это была Повариха Библиотекаря. Знает ли он, что за еда приготовлена внутри? Он определённо никогда не заходил для храмового сна».4

Решив вернуть свой экземпляр Фомы Кемпийского в библиотеку, Юнг снова встречается с Библиотекарем и сообщает ему, что заснул на кухне. Библиотекарь предполагает, что молитвенники, такие как Фома Кемпийский, «ужасно скучны». В ответ на вопрос Юнга о том, предавался ли Библиотекарь когда-либо «сну» на своей кухне, тот отвечает, что ему никогда не приходила в голову «такая странная идея». Абсолютная оторванность Библиотекаря от реальной личности его Поварихи и от любого проблеска внутренней духовной искры наводит на мысль о неглубокой, жёстко интеллектуальной, эмоционально сухой фигуре, полностью отделённой от скрытых лунных глубин, которые обеспечивают его питанием, и презрительно относящейся к ним.

просмотров всего 283 , просмотров сегодня 1 

  1. Юнг, Liber Novus, С. 292.
  2. Юнг, Liber Novus, С. 293.
  3. Юнг, Liber Novus, С. 302.
  4. Юнг, Liber Novus, С. 302.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

error: Копирование запрещено!